Росчерки судьбы

«Мы будем вместе...»

Вс. Н. Иванов с женой М.И. Букреевой. 1950-еВсеволод Никанорович Иванов и Мария Ивановна Букреева

В Хабаровске, как и в любом городе, есть семейные пары, чья история жизни вызывает пристальное внимание. Хабаровчанам знакомы фамилии, всегда звучавшие рядом: Петр Проскурин и Лилиана Агишева, Валерий Шаврин и Елена Паевская, Владимир Клипель и Мария Бойко... Такой же заметной парой были Всеволод Никанорович Иванов и Мария Ивановна Букреева.

«Мой сын возлюбленный…»

Портрет Венедикта Марта. Автор Давид БурлюкПисьма Венедикта Марта из саратовской ссылки

В свое время А.И. Герцен высказал такое наблюдение о письмах: «Как сухие листы, перезимовавшие под снегом, письма напоминают другое лето, его зной, его теплые ночи, и то, что оно ушло на веки веков, по ним догадываешься о ветвистом дубе, с которого их сорвал ветер, но он не шумит над головой и не давит всей своей силой, как давит в книге». В писательском фонде Гродековского музея, насчитывающем десятки тысяч единиц хранения, едва ли не самую большую ценность, помимо творческих рукописей, имеют письма, запечатлевшие подчас свидетельства мучительных сомнений и переживаний авторов.

Жизнь Ивана Басаргина

Иван БасаргинИван Басаргин остается с нами.
Могучий, добрый человек, талантливый прозаик, летописец земли приморской.
Лев Князев, приморский писатель

Известный приморский писатель Иван Ульянович Басаргин родился 16 марта 1929 г. на хуторе Лужки Антоновского сельсовета Яковлевского района (ныне п. Нижние Лужки Чугуевского района Приморского края). Он был шестым ребенком в семье Ульяна Степановича Басаргина (1900 г. р.), переселившегося вместе с единоверцами-старообрядцами из деревни Каменки (ныне Чугуевского района) в глухие и непроходимые места под перевалом через Сихотэ-Алинь.

Пленительная сила женщин

Всеволод Никанорович Иванов. 1968Еще в детстве Всеволод Никанорович Иванов, крупный писатель, мыслитель, ощутил «смутную, темную, но грандиозную, как океан, ...пленительную силу женщины», которая его поддерживала в течение всей жизни. Он считал, что «женщина — зеркало, в которое мы (мужчины — Н. П.) смотримся, чтоб знать свой лик». Рядом с писателем всегда были женщины, он любил и был любимым. Спустя десятилетия, когда, по его словам, «настала холодная ясность осени», он сожалел о «бедных женщинах, которых разбросал на своем пути», понимая, что «когда-нибудь очень ответит за них».

Шиповник и снег. Две метафоры надежды

Замечено: какой бы суровой ни оказалась зима, птицы не станут клевать ягод шиповника. Возможно, его колючие косточки опасны для них.

Сильницкие: в истории семьи – история страны

 
RSS-материал