Штрихи к портрету

Голос Леонида Завальнюка

Леонид ЗавальнюкПоэта Леонида Завальнюка хабаровчане с полным правом могут считать своим земляком. В Хабаровске его приняли в Союз писателей СССР, здесь в писательской организации он состоял на учете до отъезда в Москву из Благовещенска, где жил. В Хабаровском книжном издательстве, в его Амурском отделении, увидели свет поэтические сборники «Мой дом», «Это реки», «Листопад», «Дальняя дорога» и другие, сборник текстов песен «Как ты близок мне, Дальний Восток!», а также роман «Дневник Родьки — „трудного“ человека».

Свет и мрак

Судьба Анатолия Могильникова

Анатолий МогильниковНе могу вообразить его себе разменивающим девятый десяток. Да и не хочется что-то. А между тем Анатолия Могильникова (1940–1979) нет среди нас вот уже 39 лет — столько же, сколько им прожито.

Где-то на Белой горе

Валерй СмирновКогда он ушел из жизни, многие отказались верить. Несмотря на появившиеся некрологи, где черным по белому — о тяжелой утрате. Прошло два года, но до меня и теперь не доходит. Потому что такие люди, как Смирнов, должны оставаться всегда. Со своей неуемной энергией и нескончаемыми идеями, с постоянным желанием двигаться вперед, что-то менять. Со всеми своими плюсами и минусами, сложным характером, неумением говорить на полутонах и прятать истинное отношение за витиеватыми фразами.

Арктический рейс

Зимой 1940 года отдел кадров Балтийского морского пароходства укомплектовывал перегонную команду для приемки купленного в Англии судна. Из Ленинграда на пассажирском теплоходе «Сибирь», который стоял на линии Ленинград — Лондон, мы вышли в рейс в сопровождении ледокола. Финский залив уже был покрыт льдом. На теплоходе кроме нашей команды было сотни полторы иностранцев. По пути в Лондон теплоход делал заходы в Хельсинки, Стокгольм и Осло. На десятые сутки подошли к устью Темзы, взяли лоцмана и вошли в реку.

Исповедь старого моряка

Н.Т. Андрюшенко. Зеленогорск. 1996Из архива Виктора Конецкого

Начнем с письма. Оно было получено Виктором Конецким в 1990 году, позднее приведено писателем в собрании сочинений — в книге «Соленый лед»:

Виктор Конецкий

Плывущие айсберги

Написать айсберг невероятно трудно.
Лучи света проходят через него
и отражаются внутри.
Виктор Конецкий

Виктор Викторович в АрктикеВыставки художественных работ Виктора Конецкого всегда вызывают интерес. Мало кто при жизни писателя знал, что он увлекался, пусть и непрофессионально, живописью: «Кто родился художником, того никогда не оставит желание запечатлеть прелесть мира...» Повторю слова Виктора Викторовича, которые слышала от него не раз: «Моя живопись — это продолжение моих книг и лучшие иллюстрации к ним...»

Морские ветры

Виктор Конецкий«Любовь к морю — детское чувство. Она не мешает ненавидеть купание. И в этом большой смысл. Нас тянет в огромные пространства вод не потому, что мы водолюбивые существа. Мы можем утонуть даже в бочке дождевой воды. Мы любим не воду, а ощущение свободы, которое дарят моря. Наш плененный дух всегда мечтает о свободе, хотя мы редко даем себе в этом отчет».

Мой отец

Всеволоду Петровичу Сысоеву 99 летВ судьбе и характере моего отца, Всеволода Петровича Сысоева, как в капле воды, отразился XX век истории России со всеми его событиями и противоречиями. Все, чем жила страна в эту пору, коснулось моего отца в полной мере. Понимать и осознавать это я начинаю только сейчас, когда его нет с нами уже более пяти лет.

Найти свой женьшень

Михаил ПришвинКогда читаешь повесть М.

 
RSS-материал