Катеринич Валентина

кандидат филологических наук, преподаватель латинского языка, литературный краевед

Черно-белый аккорд с восточным колоритом

«Неспешную прогулку» по краевой столице, а теперь и по столице Дальневосточного федерального округа совершили два друга: художник и поэт.

Им хотелось не просто проиллюстрировать картинки города с помощью стихотворных текстов, но добиться определенного гармонического единства. Обратив при этом дружественный взгляд в сторону Страны восходящего солнца... Ведь поэтический жанр «хайкай» (хокку, хайку) давно уже вышел за пределы Японии и успешно осваивается в странах иных культур, в том числе в России.

Благо творящая. Искусствовед Валентина Старикова

Валентина Гавриловна СтариковаГоды жизни хабаровского искусствоведа Валентины Гавриловны Стариковой — 1914–1999. В далеком 1964-м довелось мне писать для «Молодого дальневосточника» статью к 50-летию Стариковой. Уже тогда было понятно, что она, человек-невеличка непрезентабельного вида и неисчерпаемого вдохновения, совсем не похожа на строго академического «веда», к которому иронически обращался Маяковский: «Профессор, снимите очки-велосипед!». Как человек, как искусствовед она прожила жизнь, девизом которой были любимые ею строки Пастернака:

Жизнь — ведь это только миг,
Только растворение
Нас самих во всех других,
Как бы им в дарение...

Теперь, в канун 100-летия Стариковой, масштаб ее личности и ее вклад в общее дело видятся куда значительней. Повторю с полной убежденностью вслед за художником Александром Лепетухиным: «Роль Валентины Стариковой недостаточно оценена. А ведь в ее лице дальневосточная культура получила эталон вкуса».

Импульс к написанию этих заметок пришел не столько от личных воспоминаний (я имела честь быть другом Валентины Гавриловны), сколько от перечитывания переписки В. А. Фаворского и В. Г. Стариковой. Это эпистолярная нить, связующая в единое культурное пространство Центральную и дальневосточную Россию. Чем не довод в пользу вышесказанного?

Синяя птица в прекрасном саду

Годы и даже десятилетия связывают меня узами дружеского общения с художницей Нелли Баранчук. Дружба с таким живописцем, как Нелли Евгеньевна, добавила ярких красок в мировосприятие филолога, имеющего дело с черными буквами на белом листе книжных страниц. Красочная палитра Нелли Баранчук богата и незабываема. Поэтому хотелось бы вспомнить и напомнить о ее творчестве тем, кто уже не застал ее в Хабаровске.

Роман Василия Ажаева «Далеко от Москвы» — классика социалистического реализма?

Василий АжаевВ 1949 году в издательстве «Советский писатель» под редакцией Константина Симонова вышел роман Василия Ажаева «Далеко от Москвы» под грифом: «Решением Совета Министров Союза ССР Ажаеву Василию Николаевичу за роман „Далеко от Москвы“ присуждена Сталинская премия первой степени за 1948 г.».

Театр тех, кто любит искусство

Ирина Законова — актриса, режиссерЧетверть века Ирина Евгеньевна Законова руководит любительским студенческим театром Дальневосточного медицинского университета. Сюда она пришла случайно: пригласили поставить художественную часть студенческого вечера. Это было в середине 70-х. С тех пор Ирина Законова выросла в оригинального режиссера со своей системой. Она считает, что профессиональный и любительский театры в ее творческой жизни существуют параллельно. Но они не разделены пропастью, а перетекают друг в друга, взаимно обогащаясь.

«Созвездие Стрельца» — роман о Хабаровске

Когда я дарила Антонине Константиновне Дмитриевой книжку «Поэтический город», вышедшую к 140-летию Хабаровска, она заметила, что лучшая книга о Хабаровске — это роман Дмитрия Нагишкина «Созвездие Стрельца». Оказалось, что я, как и многие хабаровчане, мало знаю эту книгу; впору отнести её к категории редких и рассказать о ней. Роман «Созвездие Стрельца» впервые был опубликован в 6-м и 7-м номерах журнала «Сибирские огни» за 1962 год, затем выходил отдельными изданиями в столице, но никогда — в Хабаровске. Автору уже не удалось увидеть роман опубликованным.

Нонн Панополитанский: на грани язычества и христианства

Начну с личных впечатлений. В аспирантские годы, проведенные на кафедре романской филологии МГУ им. Ломоносова, довелось прочитать только что вышедшую книгу С. С. Аверинцева «Поэтика ранневизантийской литературы» (издательство «Наука», 1977). Для филологов разных специальностей это было настоящее открытие, как, впрочем, и книга Д. С. Лихачева «Поэтика древнерусской литературы», вслед которой написал свою книгу С. С. Аверинцев. Творчеству Нонна Панополитанского была посвящена в труде московского ученого глава «Мир как загадка и разгадка». Она надолго заинтересовала меня.

Павел Халов

Эсклибрис Виталия ХолодкаТворчество Павла Васильевича Халова (1932 — 1999) — яркая страница в дальневосточной литературе уходящего двадцатого столетия. Однако романы писателя отодвинули на периферию читательского внимания стихи Павла Халова, и за давностью лет эти стихи остались как бы романтическим предисловием к романной прозе. Перечитаем эти строки: «Ах, какое вам дело, люди!/ Ну какое вам дело, люди,/ До нашей неистребимой,/ Чугунной тоски о вас!» Другие: «Не по рельефу, не по цвету,/ Не по названью площадей, -/ Я твердо помню землю эту/ По месту жительства друзей». И еще многие, что составляют пять поэтических сборников Павла Халова.

В поисках философского камня

Арсений Семенов. Рисунок Николая ХолодкаАрсений Семенов: поэт и прозаик

Хабаровские поэтические сборники А. В. Семенова «Маятник», «Монолог», «Синь-синева», «Свет», московский сборник «Родство» хорошо известны читателям 60–70-х прошлого века. Сложилось так, что историческая проза этого писателя осталась в тени читательского внимания.

Экслибрисы Николая Холодка

Странное дело: книга в эпоху информатики отодвигается на задний план, читатели превращаются в зрителей и слушателей, но интерес к экслибрису в 90-е годы уходящего столетия значительно вырос.

 
RSS-материал